Летняя ловля леща на тяжелую мормышку

    Летняя ловля леща на тяжелую мормышкуВ июле 1954 года мне пришлось быть в устье реки Андома, впадающей в Онежское озеро. Выезжая утром и вечером на реку, я наблюдал, как выходят гулять на поверхность крупные лещи. Но ловля их на поплавоч­ную удочку не давала результатов. У меня с собой оказались мормышки, и я решил попробовать ловить на них. Правда, мотыля разыскать не удалось, и я заменил его навозными червями.Летняя ловля леща на тяжелую мормышкуВ июле 1954 года мне пришлось быть в устье реки Андома, впадающей в Онежское озеро.

    Выезжая утром и вечером на реку, я наблюдал, как выходят гулять на поверхность крупные лещи. Но ловля их на поплавоч­ную удочку не давала результатов. У меня с собой оказались мормышки, и я решил попробовать ловить на них. Правда, мотыля разыскать не удалось, и я заменил его навозными червями.

    Выехав вечером, уже после заката солнца, я поймал за час не­сколько лещей.

    В конце августа я попробовал ловить лещей таким способом на Рыбинском водохранилище, вблизи города Череповца, в запани лесосплавного рейда «Кривец». Результат превзошел все мои ожи­дания. Замечательные уловы были и в сентябре. При этом лови­лись не только лещи, но и язи.

    У меня накопился некоторый опыт ловли леща на мор­мышку, и я хочу поделиться им с товарищами «по оружию».

    Какой снастью я пользовался?

    Удилище было обычное, зимнее, длиной 0,7—1 м. Леска жилковая, 0,5—0,6 мм в диаметре. Разумеется, можно ловить и на более тонкие жилки, но не нужно забывать, что мормышку хва­тают и крупные окуни и язи, летняя поклевка которых сильно отличается от зимней. Да и крупный лещ сопротивляется очень активно.

    Мормышки применялись самые разнообразные по форме, раз­мерам и расцветке. При ловле крупных лещей (от 1,5 кг и выше) и язей я в последний выезд пользовался мормышками с неболь­шим тройничком. Тройник гарантировал верную засечку, сходов рыбы не было. На сильном течении приходилось в 10—15 см выше мормышки прикреплять продолговатый свинцовый груз.

    Насадкой обычно служили земляные, а еще лучше навозные черви. Надевал я их по две-три штуки.

    Ловля производилась, как и зимою: медленный подъём и спуск, потряхивание на месте с дрожью, и сейчас же подсечка после каж­дого такта. Правда, движения мормышки были несколько резче и быстрее, чем зимой.

    Конечно, большое значение имел выбор места для ловли. Как правило, оно всегда бывало неподалеку от дневной стоянки лещей.

    Очень хорошо выезжать к местам выхода лещей на прогулки и ловить их там на самом глубоком месте. На глубинах меньше четырех метров ловля не бывала успешной.

    В лесных районах очень много лещей собирается в сплавных запанях, под бревнами.

    Лес в запанях служит прекрасной защитой от сетей, и лещи стоят в запанях, пока бревна не выловлены. Здесь рыба находит обильный корм: личинок, червей и насекомых. Как показали на­блюдения, лещ питается и размякшим камбиальным слоем дерева, расположенным под корой.

    В ясные тихие дни можно видеть, как целые косяки лещей под­нимаются на поверхность воды и сосут кору деревьев, издавая при этом громкое чмоканье.

    Ловить мне приходилось в разное время: трижды я очень хо­рошо рыбачил в 11-12 часов дня.

    По видимому, применение прикормки и привады может значи­тельно повысить уловы, но я этого не делал.

    Гораздо лучше ловить с лодки, расположив грузы на носу и на корме, или с плиток запани, с пыжа древесины, опуская мор­мышку в «окна» между бревен, с бонов, которые выдаются в реку, и т. д. Во всех случаях совершенно необходимы отцепы и подсачек.

    Поклевка леща выражалась следующим образом: это было или ощущение большой тяжести, повисшей на лесе, весьма похожее на зацеп, или толчки, которые заставляли начать вываживание рыбы.

    Иногда, напротив, казалось, что ни мормышки, ни груза уже нет. Это лещ, устремившись навстречу мормышке, по инерции проходил после хватки вперед и поднимал, мормышку с грузом. В этот миг и приходилось делать длинную и резкую подсечку.

    При ловле на глубине до семи метров очень надоедали ерши: если же место было более глубокое, брала только крупная рыба.

    Применять «кивок» или «сторожок» не было необходимости, поклевки ощущались и без них.

    В заключение должен сказать, что ловля в 1954 году была феноменальной: применяя мормышку, я выудил за сезон больше лещей, чем поймал их поплавочными удочками за тридцать семь лет своей рыбалки…

    П. Дормидонтов, «Рыболов-спортсмен» №6, 1956 г.


    Рейтинг@Mail.ru